По мнению Фридриха Энгельса, труд сделал из обезьяны человека. Но свободным человек стал только под бомбардировками. В качестве зрелища освобождения мы уже наблюдали тело как единую рану, затем целый город как огромную пылающую язву. А потом и все человечество, загнанное ядерными боеголовками в образовавшуюся на месте Земли зияющую бездну увечья. Вот траектория, по которой человек движется к свободе. Спустя 71 год после Второй мировой войны жаркое московское лето напоминает, что есть свобода и почему она именно такая, а не любая другая. Опустошитель #19. . Жорж Батай, Гийом Аполлинер, Жиль Делез, Ален де Бенуа, Гейдар Джемаль, Жюли Реше и прочие разрушители безмятежных привычек разберут уроки Дрездена и Дахау. {Libertate in bellum} vs. {Libertate in opus}.

По мнению Фридриха Энгельса, труд сделал из обезьяны человека. Но свободным человек стал только под бомбардировками. В качестве зрелища освобождения мы уже наблюдали тело как единую рану, затем целый город как огромную пылающую язву. А потом и все человечество, загнанное ядерными боеголовками в образовавшуюся на месте Земли зияющую бездну увечья. Вот траектория, по которой человек движется к свободе. Спустя 71 год после Второй мировой войны жаркое московское лето напоминает, что есть свобода и почему она именно такая, а не любая другая. Опустошитель #19. . Жорж Батай, Гийом Аполлинер, Жиль Делез, Ален де Бенуа, Гейдар Джемаль, Жюли Реше и прочие разрушители безмятежных привычек разберут уроки Дрездена и Дахау. {Libertate in bellum} vs. {Libertate in opus}.

Перед публикацией отзывы проходят модерацию

Фильтр